Публикации

вернуться к публикациям

Почему в эпоху COVID-19 особенно важно составить завещание

Семейный капитал

Колумнист Tatler.ru Роман Решетюк и его коллега, юрист LEON Family Office Алена Казачкова рассказывают, почему составлять завещание надо в самом расцвете сил и как это сделать проще и правильнее всего.

Сложно даже представить, сколько «тревожных» звонков получили юристы и нотариусы в прошлом году по поводу составления завещаний. COVID-19 заставил всех вспомнить, что таблетка бессмертия еще не найдена и хорошо бы обо всем подумать заранее, хотя этого так не хочется делать (почти так же, как вынимать изо рта после новогодних каникул ложку с салатом «оливье» и идти в спортзал).

Начинаются такие «тревожные» звонки почти всегда одинаково. Клиент (назовем его по-новогоднему, Ипполитом) загробным голосом сообщает о том, что принял непростое, практически судьбоносное решение написать завещание, и просит помочь. Ипполит — шестидесятипятилетний владелец бизнеса, но не единоличный: у него 60% акций. Он счастливо и официально (Ипполит — честный человек) женат вторым браком. У него трое детей — двадцатисемилетний сын и двадцатипятилетняя дочь от первого брака и двенадцатилетний сын от второго. Уже подрастает внук, других родственников нет. Еще Ипполит, разумеется, страстно коллекционирует искусство.

Давайте вместе разберемся, стоит ли Ипполиту так драматизировать и можно ли получить от составления завещания удовольствие.

unnamed.jpg

Простота

Как ни крути, завещание – это самый простой и быстрый способ выразить свою волю на случай путешествия в лучший из миров. Для его составления потребуется всего-то изложить свои пожелания на бумаге и удостоверить эту бумагу у нотариуса.

Пожеланий у Ипполита было много. Для того, чтобы замужняя дочь смогла получить причитающуюся ей долю наследства, она перед этим должна заключить с мужем брачный договор. Или, например, содержать его вторую жену должны после его смерти старшие дети (которые вообще-то никак не связаны с ней кровными узами). Осознав всю сложность своего мироощущения, наш герой и решил обратиться к юристам. Те подсказали, что не все пожелания Ипполита исполнимы, подготовили текст завещания и согласовали его с нотариусом. Бизнесмену осталось только в назначенный день прийти к нотариусу и подписать завещание.



 

Свобода выбора

Наследников в завещании, очевидно, определил сам Ипполит. Кто, как не он, может знать, что его старший сын точно справится с управлением семейным бизнесом и поэтому получит все 60% акций? Или что дочь — художник и мечтает открыть свою арт-галерею, а поэтому получит коллекцию картин Ипполита и деньги, которые послужат ей стартовым капиталом.

Если бы завещания не было, то все наследники «автоматом» были бы поделены на очереди (чем дальше родство, тем дальше очередь) и наследовали по остаточному принципу. Например, нынешняя супруга и все дети Ипполита попали бы в первую очередь и являлись первыми претендентами на наследство в равных долях (без учета их способностей и мечтаний). А вот внук Ипполита уже не получил бы ничего. В результате Ипполиту пришлось бы сверху наблюдать за тем, как его родственники пытаются договориться, кому какая доля в наследстве необходима.

«А как быть с обязательными наследниками?» — спросите вы. Действительно, закон защищает интересы несовершеннолетних или нетрудоспособных детей, а также нетрудоспособных родителей и супругов. Они имеют право на обязательную долю в наследстве, что бы там Ипполит ни придумал в своем завещании. Размер такой доли — 50% и более от того, что получил бы наследник, если бы завещания не было, то есть при разделении имущества по очередям наследников. Иными словами, если при составлении завещания Ипполит по каким-то причинам не укажет в нем двенадцатилетнего сына от нынешнего брака (а по закону он один из четырех наследников первой очереди), тот все равно сможет претендовать как минимум на 1/8 от всего имущества (50% от 1/4). Разумеется, чтобы Ипполиту спокойно спалось вечным сном, при составлении завещания стоило рассчитать доли наследников, учитывая все это.

 

Контроль

Ипполит, при жизни привыкший контролировать все и всегда, конечно, не мог лишить себя удовольствия делать это и после смерти. Он попросил своего близкого друга и партнера по бизнесу присмотреть за тем, как будет исполнена его последняя воля, указанная в завещании. Другу была отведена роль «исполнителя завещания» — ему предстояло разыскать наследников, помочь им собрать необходимые документы, установить нахождение всего имущества, входящего в наследственную массу, и тому подобное.

Какова была радость нашего героя, когда он узнал от юристов, что этот друг сможет еще и управлять акциями Ипполита до момента, пока они не перейдут в собственность старшего сына! Дело в том, что исполнитель завещания одновременно является так называемым «доверительным управляющим» — лицом, которое призвано сохранить наследственное имущество (в нашем случае — акции в бизнесе) и увеличить его стоимость до того момента, пока наследники не получат право собственности. Получается, что совершив всего одно простое действие (назначив исполнителя завещания), можно сделать процесс принятия наследства максимально комфортным и безопасным для наследников.



 

Право передумать

Как человек старой закалки, Ипполит решил не только подготовить завещание, но и взять за правило возвращаться к нему каждый год — сверять координаты, убеждаться, что, например, среди наследников не появились «недостойные», что никто из новорожденных внуков не обделен его вниманием.

Если Ипполит захочет изменить или отменить завещание, ему потребуется удостоверить у нотариуса новый текст или просто отменить первоначальное. Объяснять причину при этом не нужно. Завещаний можно подготовить сколько угодно — хоть отдельное на каждого наследника (главное, чтобы они не противоречили друг другу). Преимущество такого подхода в том, что о содержании «своего» завещания будет знать только сам наследник (и нотариус с исполнителем завещания), но не его родственники, что тоже очень хорошо для семейного климата.

После совершения завещания у Ипполита открылось второе дыхание. Можно даже сказать, что он ожил. Он понял, что осознанный подход к наследственному планированию — это не сакральный акт, а лишь способ позаботиться о своих близких, сняв с них часть проблем и трудностей, которые в связи с его уходом, пусть даже лет через двести, но обязательно возникнут.