Публикации

вернуться к публикациям
Дом Gucci – проклятье третьего поколения
Семейный капитал

*Данная статья является продуктом размышлений автора о преемственности бизнеса на примере истории семьи Гуччи, представленной в многочисленных открытых источниках информационно-коммуникационной сети Интернет. Учитывая большое количество источников информации (а также противоречивый характер информации в различных источниках) автор не ставит целью представить описание объективной и достоверной истории семьи Гуччи. Также автор не ставит целью использовать упоминание о семье Гуччи в целях рекламы одноименного бренда – целью статьи является анализ преемственности бизнеса.

Дом Gucci – проклятье третьего поколения

Не так давно на экраны вышла кинокартина «Дом Gucci». Наряды haute-couture, автомобили класса «люкс», пентхаус в Нью-Йорке, а также Леди Гага, Джаред Лето и Аль Пачино в главных ролях – это кино бесспорно «порадовало глаз» зрителям, особенно любителям «красивой жизни».

Сама же реальная история семейного бизнеса Gucci – отличная иллюстрация того, как передавать бизнес по наследству не нужно (напомним – с 1993 года среди акционеров компании нет ни одного «реального» Гуччи).

Так как же семью, основавшую столь успешный международный бренд (среди поклонников которого были Грэйс Келли, Джеки Кеннеди, Кларк Гэйбл и многие другие) ждала столь печальная развязка… Как это часто бывает, «фиаско» имело место не случайно – ему предшествовали многочисленные серьезные ошибки старших поколений при передаче бизнеса новым поколениям. Так что же пошло не так?

Отец-основатель. Начало

Историю Gucci как коммерческого бренда в начале XX века начал уроженец Флоренции Гуччио Гуччи. Гуччио - типичный «первопроходец» и «self-made» бизнесмен. Прежде чем найти свою нишу, он начинал с самых «низов», не гнушаясь работы носильщиком в отеле Савой в Лондоне (где он и уловил вкусы «высшего общества»). Продажи собственного бренда стартовали в 1921 году – тогда Гуччио открыл свой первый магазин в родной Флоренции.

Популярность и обороты компании росли, открывались новые магазины. Гуччио сразу стал привлекать в дело всех членов своей многочисленной семьи, одновременно поощряя нездоровую конкуренцию между отпрысками – доносы друг на друга считались «нормальным тоном», крепко став частью семейного «этикета».

Гуччио, окрыленный своим успехом («из грязи в князя»), сконцентрировался на преувеличении капитала, а вопросы будущего семьи и преемственности бизнеса его особо не интересовали… Да, второе поколение было задействовано в бизнесе, но его вовлечение было абсолютно неосмысленным и хаотичным…

В то же время, семейные ценности и принципы, а также план преемственности должны закладываться именно на уровне основателя бизнеса – иначе в будущем ситуации «брат против брата», «сын против отца» не избежать. В современных условиях данные принципы тщательно прорабатываются и обсуждаются на общих собраниях семейного совета с привлечением семейного офиса и закрепляются в семейной конституции – документе, регулирующем внутрисемейные «правила игры».

После Короля – история второго поколения

Авторитет Гуччио служил своеобразным фактором, сдерживающим «горячие натуры» членов семьи. Все изменилось в 1953 году, когда Гуччио не стало. Власть в компании перешла в равных долях к его сыновьям – Альдо, Васко и Родольфо.

«Триумвиратом» больше всех был недоволен старший брат Альдо – главный «движок» компании, чье вовлечение в развитие бизнеса и энтузиазм не шли ни в какое сравнение с заслугами других членов семьи. Несмотря на свой «звездный» статус он владел всего лишь 1/3 компании и делился огромной прибылью с остальными братьями (хотя, например, Родольфо вообще долгое время снимался в кино, пока Альдо занимался «черновой» работой за прилавком).

Ситуация «улучшилась» когда в 1974 году один из братьев (Васко) умер, не оставив наследника. Альдо и Родольфо выкупили акции вдовы Васко и в компании началась эпоха двоевластия. При этом Родольфо (у которого был один сын – Маурицио) сохранял свою долю до конца жизни, в то время как Альдо передал своим 3-м сыновьям по 3,3% компании (сохранив за собой 40%).

Очевидно, что в ситуации, когда в одной родственной ветви всего один наследник, а в другой – трое, при переходе бизнеса к новому поколению возникает явный дисбаланс в контроле компании. Любой альянс мажоритарного наследника с миноритарием (а с учетом внутрисемейных конфликтов – это не редкость) может привести к контролю над советом директоров со всеми вытекающими последствиями. С учетом того, что самый молодой из представителей 3-го поколения (Маурицио) родился еще при жизни Гуччио, справедливое распределение прав на акции компании возможно было предусмотреть намного раньше. Вариантов много – и передать владение базовым активом в траст (иную аналогичную структуру) с подробным описанием шагов при том или ином семейном сценарии, и заключить соглашение акционеров, и, в конце концов, просто назначить профессионального внешнего управляющего.

Третье поколение - конец империи

Окончательно баланс сил в компании был нарушен с кончиной Родольфо в 1983 году, наследником 50% компании стал его сын Маурицио.

Маурицио оказался «серой лошадкой» семьи, который, только получив власть, показал свое истинное «Я» – объявил войну своему дяде Альдо (который в свое время к тому же был наставником Маурицио) в борьбе за полный контроль над компанией. Такой шаг был явной неожиданностью для всех членов семьи. Причин для такой линии поведения, конечно, могло быть много, но фундаментом часто являются «скрытые обиды и мотивы», которые редко, если вообще когда-либо, открыто обсуждаются в попытке найти баланс и договориться.

С приходом Маурицио началась череда агрессивных корпоративных действий – вначале смещение Альдо с поста председателя совета директоров компании. Ответ Альдо не заставил себя долго ждать – Маурицио был обвинен в подделке подписи отца на сертификате акций (для избежания уплаты налогов при наследовании компании). Маурицио в свою очередь «настучал» на дядю в налоговую США (за использование офшоров для сокрытия доходов) – Альдо даже пришлось отбыть один год за решеткой.

Как только суд отклонил претензии к Маурицио, он перешел в финальное нападение – чтобы окончательно избавиться от родственников он нашел независимого инвестора (бахрейнский фонд – Investcorp), который выкупил весь пакет его братьев и дяди. Но история Маурицио в качестве главы Gucci длилась недолго – финансовые результаты компании были неудовлетворительны, у самого Маурицио было много долгов. В итоге Investcorp выкупил оставшиеся акции корпорации у Маурицио, на чем история семейного владения компанией закончилась.

«Остросюжетная» история бренда Гуччи – про то, когда за ярким фасадом гламура и богатства может скрываться «шаткий каркас» компании, состоящий из семьи без общих жизненных принципов и ценностей, помимо, конечно, беспечного желания роскошной жизни. И как показывает практика, без грамотной поддержки при передаче бизнеса новым поколениям сохранить семейную историю практически невозможно, какой бы яркой и успешной она ни была…

Андрей Новицкий

Менеджер проектов, LEON Family Office