Роман Решетюк, партнер LEON Family Office  

Процесс отказа бизнеса от работы с привычными офшорными схемами, который начался несколько лет назад, подходит к своему логическому завершению. Если кто-то еще не «подчистил» свои компании, открытые в безналоговых юрисдикциях, скорее всего, вынужден будет сделать это к середине года. Какие варианты есть по выходу из офшоров?

Уже практически пять лет российские предприниматели вынуждены следовать правилам о контролируемых иностранных компаниях. Однако настоящая «деофшоризация» как глобальный исход из офшоров фактически началась только год назад.

Ужесточение комплаенс-процедур со стороны иностранных банков существенно замедлило процесс регистрации новых офшорных компаний. Начал функционировать механизм автоматического обмена информацией (Common Reporting Standard), а финансовые транзакции и структуры становятся полностью прозрачными. Уже невозможно скрыть реального владельца компании, бенефициарного собственника: в процессе сделки банк в любом случае запрашивает информацию о том, кто стоит за той или иной структурой. Более того, в течение этого года возможность спрятать деньги, используя офшоры, и вовсе уйдет в прошлое.

В тисках банков и регуляторов

В 2017 году Евросоюз (ЕС) разработал список юрисдикций, которые не в полной мере соблюдают принципы справедливого и прозрачного налогообложения, как это предусмотрено в плане борьбы с размыванием налоговой базы и выводом прибыли BEPS (Base Erosion and Profit Shifting). В частности, в этом списке оказались Британские Виргинские острова, Бермуды, Каймановы острова – из-за того, что позволяют офшорным структурам извлекать прибыль без реальной экономической активности.

В результате эти юрисдикции вынуждены были выполнить требования ЕС. За довольно короткое время (фактически в течение 2018 года) в них были разработаны законопроекты об экономическом присутствии, которые начали действовать с начала 2019 года.

Суть этих реформ сводится к следующему: нет факта присутствия в юрисдикции учреждения – нет и самой компании.

В числе признаков присутствия, к примеру, осуществление фактической деятельности, наличие сотрудников и офиса и др. Полный перечень можно будет увидеть летом текущего года, но уже сейчас понятно: в использовании офшоров становится все меньше и меньше смысла.

Что касается тренда налогового планирования, то он смещается с полного ухода от уплаты налогов к разумной, эффективной и обоснованной оптимизации применяемых налоговых ставок.

В поисках надежной гавани 

Перед бизнесом встает вопрос о вариантах выхода из офшоров. Фактически сейчас есть три варианта, как это сделать.

Первый: закрытие офшорной компании и открытие новой в другой юрисдикции (безусловно, не офшорной). С юридической точки зрения, это проще всего, но здесь есть нюансы. Например, в этом случае сохранить историю компании не удастся. Кроме того, переводить активы придется в два этапа: сначала их необходимо будет передать акционерам (и здесь есть налоговые риски), затем вложить в новую компанию. Этот вариант является более подходящим для тех случаев, когда компания выполняла, например, чисто технические финансовые функции.

Многие предприниматели не хотят терять историю офшорной компании, особенно если она давно существует, имеет открытые счета в банках и добросовестно ведет финансовый учет. Эта категория бизнесменов предпочитает второй вариант – проведение процедуры миграции (редомицилирование). Как это происходит? Компания как бы «переезжает» из одной юрисдикции в другую, при этом не теряет историю, не распределяет активы и не закрывает банковские счета. По нашему опыту, чаще всего миграция происходит на Кипр. Это, пожалуй, единственная страна, которая удачно совмещает в себе европейский статус и благоприятные налоговые ставки.

Мыслить шире

Помимо этих двух вариантов на Кипре в скором времени будет возможно использовать принципиально новую структуру – работу через фонды RAIF (зарегистрированные фонды альтернативных инвестиций). Именно они и должны стать наиболее интересной заменой офшору. Однако здесь все зависит от вида офшора.

Например, иногда офшор выступает отдельным «кошельком», не связанным с корпоративной структурой. Владелец такой компании, как правило, не знает, как работают его накопления, что с ними происходит, в каком банке лежат его деньги и какие комиссии он платит.

Для таких случаев RAIF станет отличным решением, так как позволит полноценно инвестировать средства, накопленные ликвидируемой офшорной структурой, обеспечит прозрачность управления финансами, профессиональную подготовку отчетности и комплаенс, понятные комиссии и ценообразование. За деньгами будет «приглядывать» инвестиционный менеджер (AIFM) и депозитарий с лицензией, выданной Комиссией по ценным бумагам Кипра.

Другая ситуация: когда офшор связан с операционным бизнесом (например, владеет холдинговой компанией, зарегистрированной, предположим, на Кипре). В этом случае RAIF также будет крайне актуален. Дело в том, что холдинговые компании, как правило, получают выплаты (дивиденды, проценты, роялти) из России с применением льготных ставок налога у источника.

Вероятность проверки их обоснованности налоговыми органами сейчас крайне высока. Здесь и пригодится RAIF: он заменит офшор и станет акционером холдинга. Подобная структура обладает всеми признаками реального бизнеса и в связке с существующим холдингом добавит присутствия (substance) любой структуре.

В целом, RAIF, на мой взгляд, это оптимальный вариант для тех групп, которые уже пережили период существования в качестве традиционных частных компаний, но еще не готовы к выходу на публичные рынки капитала. Правильно выстроенная структура корпоративного управления, с одной стороны, позволит сохранить разумную степень контроля со стороны собственников (пайщиков), а с другой – добавит элементы независимости, открытости и комплаенса.

Семь задач, для решения которых подойдет RAIF

  • Выйти из офшора, в котором хранятся сбережения в «белую» неофшорную юрисдикцию.

  • Упростить процедуру комплаенса при открытии счетов для структуры в иностранном банке.

  • Иметь доступную, полную и прозрачную картину того, что происходит с вашими инвестициями.

  • Упрочить позиции структуры по такому критерию как фактическое присутствие на територии страны (substance).

  • Получить максимально возможную налоговую эффективность в рамках новой структуры.

  • Избежать чрезмерных затрат на содержание новой структуры.

  • Существенно улучшить общий имидж структуры в глазах третьих лиц (банки, регуляторные и налоговые органы, провайдеры услуг и пр.).

«Статья для журнала Realist»

Спасибо за заявку
Ожидайте нашего звонка.